Пыжиков А.В.

Александр Владимирович Пыжиков родился 27 ноября 1965 года. Место рождения: город Раменское, Московская область. Историк, писатель, публицист, доктор наук, профессор МПГУ. В настоящее время является преподавателем Московского областного педагогического института. Дважды защитил кандидатские диссертации по отечественной истории. В начале 2000-х годов работал в правительстве России, а с 2003-го по 2004-й год занимал должность заместителя министра образования. Сегодня Александра Пыжикова можно часто видеть на телевизионном канале «Царьград». Также он принимает участие в работе клуба «Универсум» А.И.Фурсова. Публикации Александра Пыжикова выходят массовыми тиражами. Свою первую книгу «Хрущевская оттепель» автор презентовал в 2002 году.

После довольно большого перерыва вышли в свет книги «Грани русского раскола: заметки о нашей истории от 17-го века до 1917 года» и «Питер-Москва. Схватка за Россию». По мнению авторитетных издателей, самой успешной стала книга «Корни сталинского большевизма», вышедшая в 2015-ом году. В ней автор предлагает дискурс на тему распространения большевистских идей в среде раскольников и сектантов, а также излагает интересные понятия и концепции в ретроспективе русской истории. Альтернативным видением российско-украинской проблематики можно считать книгу «Славянский разлом. Украинско-польское иго в России». В ней Александр Пыжиков видит подлинную русскую культуру в полном отрыве от Киевской Руси и предлагает прекратить всякие культурные связи с нынешней Украиной.

Несмотря на то, что Пыжиков является специалистом по временам «хрущевской оттепели» и сталинской исторической эпохи, в своих книгах и статьях он исповедует собственный взгляд на развитие мировой и российской истории. Им продвигается тезис, что России необходимо отказаться от великого христианского и имперского наследия и восстановить подлинную историю, стертую польско-украинскими колониальными властями. В своих книгах автор излагает довольно интересный и во многом спорный взгляд на церковность, духовность, государственное устройство России, а также довольно оригинальные историко-идеологические построения.

Вид:
 

О революции и Сталине написано многое, но в данной работе автор предлагает по-новому посмотреть на нашу историю. В основе книги - взгляд на различие ленинского и сталинского большевизма. Эти два течения имели разные истоки, социальную базу, идейные устремления. Не будет преувеличением сказать, что объединяла их только внешняя "вывеска" и набор общих лозунгов, чем во многом и ограничивается их схожесть. Понимание этого обстоятельства открывает новые горизонты не только с научной, но и с практической точки зрения. Позволяет более глубоко осмыслить бурные события отечественного XX века. Книга будет интересна всем, кому не безразлична история своей страны.

Почему центром всей российской истории принято считать Киев и юго-западные княжества? По чьей воле не менее древний Север (Новгород, Псков, Смоленск, Рязань) или Поволжье считаются как бы второсортными? В этой книге с беспощадной ясностью показано, по какой причине вся отечественная история изложена исключительно с прозападных, южно-славянских и польских позиций. Факты, собранные здесь, свидетельствуют, что речь идёт не о стечении обстоятельств, а о целенаправленной многовековой оккупации России, о тотальном духовно-религиозном диктате полонизированной публики, умело прикрывающей своё господство. Именно её представители, ставшие главной опорой романовского трона, сконструировали государственно-религиозный каркас, до сего дня блокирующий память нашего населения. Различные немцы и прочие, обильно хлынувшие в элиту со времён Петра I, лишь подправляли здание, возведённое не ими. Данная книга явится откровением для многих, поскольку слишком уж непривычен предлагаемый исторический ракурс.

Цитаты из книги

Борьба с языческой верой

Не стоит забывать и попытки немцев в ХII-ХIII веках закрепиться под эгидой христианства в языческой Литве. По описанию тех же романовских историков, здесь велась уже ожесточённая борьба с коренным населением. Рассказы об агрессии папства, о притворно крестившихся местных народах, о восстаниях против католических орденов – излюбленная тема Ключевского, Соловьёва и др. Но вот когда речь заходит о юго-западной колонизации в центральной части современной России, то тут презентуется благостная картина.

Геополитическая конструкция

Если называть вещи своими именами, то афонские технологи планировали, с одной стороны, с выгодой для себя "окормлять" огромные территории, а с другой – сбыть объединённый религиозный актив в лице "варварских территорий" тому же Риму в уплату за поддержку Византии в борьбе против неверных. Отсюда та настойчивость, с которой поставленные Константинополем митрополиты проводили религиозное сплочение "всея Руси.

"Троянский конь" во власти

Инструментарий Смуты следует дополнить ещё одним фактором, который поможет осмыслить реалии той поры. Понятие пятой колонны ранее было абсолютно неприемлемо, поскольку резко противоречило историографическому концепту. Из кого она состояла, какие интересы связывали её с поляками? – подобные вопросы не могли быть даже поставлены в рамках утвердившейся со времён Нового летописца схемы. О существовании в московских элитах со времён Василия III пропольской группировки, костяк которой состоял из литовско-украинских выходцев, старались вообще не упоминать. Властные претензии последних были перечёркнуты опричниной, после чего последовали четыре десятилетия прозябания на задворках власти. Самостоятельно вернуть утраченные позиции, не говоря уже о большем, не представлялось возможным.

Режиссёры раскола

Нашу церковь силой вбивали в новый религиозный формат: от предания анафеме старых обрядов до требования священникам облачаться по греческому покрою. Всё это производило настолько тяжёлое, удручающее впечатление, что даже романовские историки констатировали нетактичность происходившего. Стремясь минимизировать негатив, они подчёркивали, что избыточная суровость могла стать только делом чужих рук, то есть греков, заправлявших ходом собора. Тем самым из-под критики выводились украинские церковные деятели, которые как бы оказывались в тени.

Окно в Европу: окно Овертона в действии

С Петра I отчуждение романовской элиты от населения только нарастало, чему способствовал бурный приток иностранцев. Если в царствование Алексея Михайловича эти процессы только набирали силу, то при Петре развернулись во всю мощь. Любовь ко всему иноземному отличала государя буквально с пелёнок.

Архитекторы Белого движения России

Крах царизма ознаменовал конец украинско-польского засилья в верхах. От этого выиграли все те многочисленные народы, на эксплуатации которых в течение двух с лишним веков паразитировала романовская элита. Однако, оставить без сопротивления давно облюбованную колонию, именуемую Россией, эти господа не желали. Если посмотреть, кто пытался задушить молодую советскую республику в зародыше, то украинско-польско-немецкий оскал поверженных хозяев отчётливо проявляется. Они с остервенением бросились выправлять положение. А потому нужно вспомнить лидеров Белого движения, которое, как нас уверяли и уверяют, вобрало в себя "лучших сынов родины", истинных патриотов России.

КГБ против украинской группы

Андропов намеревался вытеснить с партийно-советской верхушки оккупировавшие её украинские кадры. Он успел провести отставки не просто сильных, но и знаковых фигур этого клана, хозяйничавшего в стране. Речь о министре внутренних дел Н.А.Щёлокове и первом секретаре Краснодарского крайкома КПСС М.Ф.Медунове. Падение закадычных брежневских друзей означало, что вскоре очередь дойдёт до многих. Андропов прекрасно понимал, что имеет дело не с чем иным, как со вторым изданием украинской группы. Если она чем-то и отличалась от брежневской, то только тем, что называлась "русской партией", да неуёмной тягой к РПЦ, где также заправляла братская им украинско-южная группировка. В остальном же эти хлопцы мало чем отличались от тех, кого Андропов собирался выдавливать с партийно-советских верхов. Окажись у кормила власти, эти "русские патриоты" благополучно продолжили бы паразитировать на стране, культивируя церковно-селянский дух в стиле дореволюционного черносотенства.

Монархический проект в наше время

Сегодня те же силы, оправившись от советского удара, разъев СССР изнутри, жаждут возобновить своё господство, трезвоня о возвращении к "коренному", то есть к тому же государственно-церковному всевластию. На наших глазах вновь воспроизводятся монархическо-православные механизмы, обкатанные при Романовых. И этому нельзя положить конец, пока отечественная история будет находиться под их неусыпным контролем.

460.00 руб.
Книга «Корни сталинского большевизма» — смелая попытка разобраться в бурных перипетиях нашей истории, приведших, в итоге, к слому государственного строя в России в 1917 году. Их причины Александр Пыжиков связывает с конфессиональным расколом второй половины XVII века, сформировавшим иной (латентный) образ жизни и мысли не одного миллиона русских, известный нам как старообрядчество.На чем основано авторское утверждение, что староверие — это узловой нерв русской истории? Каким образом это связано со сталинским большевизмом? На чем строились агитпроповские битвы за умы простых людей? Какую роль играли в ней советские писатели? Чего вообще стоила борьба за власть в СССР? Как и почему ее последствия сказываются сегодня?На страницах книги всплывают реальные портреты участников ключевых исторических и культурных событий, приводятся ссылки на их воспоминания, произведения и архивные документы. Книга адресована самому широкому кругу читателей.
490.00 руб.

Доктор исторических наук Александр Владимирович Пыжиков представляет забытый труд Владимира Васильевича Стасова "Происхождение русских былин", вышедший в 1868 году. Во второй половине ХIХ века это разгромное сочинение стало ушатом холодной воды, выплеснутой на всех, кто упорно поддерживал национально-христианские фикции. Эта стасовская работа не только внесла заметный вклад в отечественную фольклористику, но и стала отправной точкой российского евразийства, о чём многие сегодня даже не подозревают. В ней рассмотрен обширный былинный материал различных народов Европы и Азии. Главная мысль: выявленная общность сюжетов отражает не просто схожие событийные зигзаги, поэтические приёмы, а выражает глубину мировоззрения народов ушедшей эпохи. Присущее древности, оно далеко как от стандартов европейского просветительства, так и от конфессиональных веяний.

510.00 руб.

Книга "Грани русского раскола" – это новый исследовательский взгляд на события российской истории XVII века, который абсолютно не вписывается в господствующую историографическую традицию. Раскол – изученное явление в российской истории, но официальная наука мало представляет, какой была народная реальность, выделяя на долю старообрядцев всего 2% от численности населения империя.

Однако в XVII веке русское общество оказалось расколото на два непримиримых лагеря: приверженцев старого обряда и последователей реформ патриарха Никона. Россия разделилась внутри себя: на географической карте страна была единой, на деле же образовались два социума, чьё религиозное размежевание обрело различную социальную и культурную идентификацию. Подобный расклад повлиял на все стороны русской жизни: социальную, культурную, экономическую.

Автор книги "Грани русского раскола" Александр Пыжиков взял на себя нелёгкую работу – вытащить старообрядчество из религиозного чулана и показать, что это не маргинальное явление. Старообрядчество не принимало навязанные государством единоверие, новую вертикаль власти и "хождения в народ" российской интеллигенции. Оказавшаяся на периферии административной и экономической системы, большая часть населения устраивала своё существование на совершенно иных принципах, чем их властители. Распространение либерального духа и политические предпочтения крупного купечества привели его и к союзу с новыми силами. А хозяйственные инициативы старообрядцев определили динамику купеческо-крестьянского капитализма.

Задача книги – показать влияние, которое имел религиозный раскол на ход отечественной истории после XVII столетия, и придать изучению старообрядчества новые смыслы. Несмотря на гонения, старообрядческий проект всё-таки состоялся, но уже в исторических рамках советской России. Купеческий клан финансово поддержал оппозиционные группы, ратовавшие за ограничение или свержение монархии, за утверждение либерально-конституционных принципов. И истоки событий 1917 года искать следует именно в XVII веке, откуда нам и предстоит начать осмысление особенностей самобытного российского пути.

Обзор на книгу "Грани русского раскола" от портала "Читаем вместе". Апрель 2013

Александр Пыжиков предлагает новый взгляд на место и роль старообрядчества в русской истории. Прежде отмечали экономическую роль купцов-старообрядцев и некоторое влияние староверов в "бунташных", а позже – в антиправительственных движениях. Пыжиков идет значительно дальше: по его мнению, русский раскол вполне сравним с европейской Реформацией, разница лишь в том, что в России "образовались два социума с различной социальной и культурной идентификацией". Обстоятельство это всегда игнорировалось и властями, и образованными слоями общества – утвердилось мнение, что православные в массе своей согласились с реформами Никона, и лишь малая их часть осталась верна старому обряду. На деле все было совсем не так, и большинство простых людей "не хотело иметь ничего общего с государственной церковью".

По сути, в XVIII–XIX веках старообрядцы создали очень влиятельное теневое общество, занявшее ключевые позиции во многих отраслях экономики, причем купцы-миллионеры были не столько удачливыми предпринимателями, сколько легальными представителями этой теневой структуры, управленцами, которых "община наделила соответствующими полномочиями" и которые вели хозяйство не столько для извлечения прибыли, а "для противостояния никонианскому миру". Это привело к жесткому давлению на старообрядческий капитал со стороны властей и способствовало его эволюции от "экономического отделения русской партии" к либерализму и даже радикальной оппозиции. В частности, Пыжиков подчеркивает роль старообрядческого капитала в организации вооруженного восстания в Москве в декабре 1905 года. Более того, автор убежден, что реальными движущими силами революции 1917 года и силой, что позволила большевикам выйти победителями из Гражданской войны, стали не принимавшие идеи частной собственности "различные староверческие согласия и толки, которые пронизывали народные массы".

590.00 руб.

Книга доктора исторических наук, профессора МПГУ Александра Пыжикова "Взлёт над пропастью. 1890-1917 годы" посвящена последним трём десятилетиям Российской империи. На этом историческом отрезке сконцентрировалось всё: нерешённые вековые проблемы; попытки создать условия для нового индустриального рывка; яростная борьба не желавших сдавать позиции представителей старого мира – олигархов, купцов, паразитической аристократии; алчность и истинные намерения наших союзников по Антанте, для которых Россия – лишь лакомый кусок.

Это было время выбора пути, когда медлить – смертельно опасно. Ощущая сползание страны в экономическую пропасть, Николай II приводит к власти новую управленческую элиту с принципиально иным отношением к государству. Они разрабатывают и начинают претворять поистине великие реформы в важнейших сферах жизни: наконец-то намечен собственный путь развития, достойный великой державы. Кто стоял за прогрессивной модернизацией?

Неужели у России был реальный шанс превратиться в настоящую "фабрику мира"? Это было время потрясающего взлёта над экономической пропастью. Подготовка к запуску новой экономической модели вызвала невиданную озабоченность у союзников по Антанте. Потом началась Первая мировая война, а затем и Февральская революция…

Прошло чуть более 100 лет – и перед нами та же острота вызовов и нерешённых проблем российского общества. На повестке дня — необходимая историческая легитимация государственного курса. Курса, возвращающего современную Россию в её собственный цивилизационный контекст.

Надеемся, данная книга будет шагом в этом направлении.

    Показано с 1 по 6 из 6 (страниц: 1)